);
Москва +7 (495) 135-07-95
mail@arkb.ru

Инфляция: реальность и ожидания

Фото из личного архива

Недавно председатель Центробанка Эльвира Набиуллина заявила, что обуздать инфляцию в стране можно в течение двух-трех лет, но для закрепления инфляционных ожиданий населения потребуется не менее десяти. С просьбой прокомментировать слова главы Банка России Dolgi.ru обратились к главному аналитику компании TeleTrade Марку Гойхману.

Потребительская инфляция в последние недели вышла в топ не только экономических, но и жизненных проблем и в мире, и в России. 

У нас она выросла в октябре 2021 года до 8,13% , по Росстату, до максимума за пять лет.  Вероятно, что до конца года она останется на рубежах выше 8%. А наблюдаемая самими людьми инфляция составляет 15,6% –  по данным ЦБ РФ на основе соцопросов ФОМ. 

Ведь основные ее драйверы пока  не прекращают свое воздействие. И оно в основном внешнее. 

Сохраняются денежные «вливания» со стороны ключевых мировых центробанков, прежде всего ФРС США, для стимулирования выхода экономик из пандемического кризиса. Это увеличение денежной массы намного опережает выпуск продукции. Такое положение формирует сильную «инфляцию спроса» – рост цен из-за дисбаланса объема денег и товаров

Но к ней присоединяется и «инфляция предложения» – увеличение расходов у поставщиков. Ощутимая нехватка энергоносителей в Европе и Азии взметнула стоимость топлива и электричества. Это приводит не только к удорожанию товаров, но  и к уменьшению и даже остановке производства ряда из них.  

Свой огромный вклад вносят и перебои с передвижением товаров, комплектующих, деталей, удорожание перевозок. В этом также проявляются последствия пандемии и локдаунов – нехватка средств передвижения, контейнеров, рабочих, водителей. К этому добавляется относительное уменьшение выпуска ряда многих сельхозпродуктов вследствие неблагоприятных погодных условий в текущем году, в том числе и в России.  

Для России сейчас характерно именно явление «инфляции предложения», причем в основном импортируемой. К данным явлениям, прежде всего внешним,  прибавляются и внутренние российские реалии. Речь, в частности, о следующем. Стремление производителей направлять продукцию по возможности на экспорт из-за высоких мировых цен, в ущерб поставкам на внутренний рынок. Монополистичность экономики и невысокая конкуренция, административный диктат над бизнесом – все это сокращает возможности производства и наполнения рынка, содействует росту цен.

Это, в свою очередь вызывает рост инфляционных ожиданий потребителей. Ожидаемая инфляция, по оценкам самих людей, в октябре составляла 12,3% на следующие 12 мес., по данным ЦБ РФ. Люди, предполагая дальнейшее удорожание, по мере возможности стремятся осуществлять покупки даже впрок. Это создает дополнительное давление на цены. То есть действуют уже психологические факторы самовоспроизводства инфляции. 

Методы борьбы с высокой инфляцией разные – в зависимости от ее природы. Если она монетарная, и в экономике слишком высокий спрос из-за избыточной денежной массы, то Центробанк делает свою политику жесткой, уменьшает предложение денег, они становятся дороже, менее доступными. И, например, повышает свою ставку по кредитам. Тогда сокращается платежеспособная возможность покупать товары при их растущей стоимости. Производителям труднее поднимать цены, так как сложнее продавать. 

Но ЦБ России уже давно повышает свою ключевую ставку в 2021году  – с марта по октябрь с 4,25% до 7,5%, «вдогонку» за инфляцией. 

Однако, основные причины роста цен у нас –  во внешних факторах и внутренних проявлениях затратной «инфляции предложения». И повышение ставки очень незначительно может повлиять на них. Оно применимо в большей степени к «инфляции покупателей». Да, это так. Но ЦБ не имеет возможности  изменить причины роста цен. Он делает то, что может, для их остановки. 

Кардинальный способ преодоления «инфляции продавцов» – подъем производства и наполнение рынка. И обеспечение противодействия монопольно устанавливаемым ценам. Но для этого надо стимулировать выпуск продукции, повысить спрос за счет увеличения доходов людей и бизнеса, облегчать и усиливать конкуренцию. А повышение ставок, наоборот, делает производство труднее, затратнее, ограничивает экономический подъем.

Да, правительство применяет и иные меры. Они направлены, в частности, на ограничение экспорта и перенаправление товаров на внутренний рынок. Это, например, усиление вывозных пошлин и квот экспорта (пшеница, гречка), налоговые механизмы стимулирования поставок на внутренний рынок (бензин), и даже нашумевшее прямое административное ограничение цен (сахар, подсолнечное масло). Такие способы могут локально чуть ослабить инфляцию. Но в перспективе, если они будут продолжаться, станут контрпродуктивны. Искусственное сокращение экспорта снижает валютные доходы страны и ее позиции на мировом рынке, ограничение цен подрывает производство. 

Локально действия ЦБ и правительственные меры несколько обуздают цены. За счет искусственного удара по спросу, снижения возможностей покупок. Но в среднесрочной перспективе такие меры препятствуют здоровому усилению экономики, столь же здоровой борьбе с инфляцией. То есть ведут к результатам, во многом противоположным задуманным. 

В 2022 году, возможно, удастся несколько сократить инфляцию, до предполагаемых 4,5-5% за год по отношению к высокому уровню цен 2021 года. Вероятно, этому будет содействовать и объявленная ФРС с ноября 2021 года более жесткая денежная политика, сокращение тех самых «вливаний» денег. Она станет воздействовать на конъюнктуру в следующем году.

Но Эльвира Набиуллина права в том, что для нормализации инфляции без экстренных мер необходимо несколько лет. Людские же ожидания стабилизируются еще медленнее за 8-10 лет. К хорошему вообще привыкают медленно, долго памятуя о плохом, допуская и ожидая его продолжения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *